Украшения мира (world_jewellery) wrote,
Украшения мира
world_jewellery

Categories:

Роза Парацельса

Хорхе Луис Борхес Роза Парацельса, рассказ

В мастерской, занимавшей весь подвал, Парацельс молил Бога, своего неопределенного Бога, любого Бога, чтобы тот ниспослал ему ученика. Смеркалось. Слабый огонь камина ложился на пол беспорядочными бликами. Встать и зажечь железный светильник не было никаких сил. Усталость сморила Парацельса; он забыл о своем молении. Когда ночь стерла пыльные перегонные кубы и горн, в дверь постучали. Полусонный Парацельс встал, вскарабкался по короткой винтовой лестнице наверх и приоткрыл дверь. Вошел неизвестный. И он выглядел уставшим. Парацельс указал ему на скамью. Тот сел и стал ждать. Некоторое время сидели молча.


Первым заговорил учитель.
– Я помню лица Запада и лица Востока, – не без вызова произнес он, – а твоего не помню. Кто ты такой и чего тебе нужно от меня?
– Суть не в том, как меня зовут, – ответил тот. – Я шел три дня и три ночи, чтобы попасть к тебе. Возьми меня в ученики. Отдаю тебе все, что у меня есть.
С этими словами правой рукой он извлек мошну и вывернул ее на стол. Дублонов было много, и все золотые. Парацельс стал к нему спиной и зажег светильник. Когда он повернулся, в левой руке у гостя он увидел розу. Роза его смутила.


Парацельс сел и сложил кончики пальцев.
– Ты считаешь, я могу изобрести камень, превращающий все элементы в золото, и предлагаешь мне золото. Нет, не золота я ищу, и если тебе важно золото, тебе никогда не стать моим учеником.
– Не нужно мне золота, – ответил гость. – Эти монеты – знак моей жажды труда. Обучи меня Искусству. Дай пройти рядом с тобой по дороге, ведущей к Камню.
Парацельс проговорил с расстановкой:
– Камень – это и Путь [1], и начало Пути. Если ты этого не уразумел, то ты еще ничего не понял. Каждый твой шаг будет целью.
Гость подозрительно взглянул на него:
– А разве существует цель?
Парацельс засмеялся:
– Мои хулители, скорей ничтожные, чем многочисленные, утверждают, что нет, и называют меня лжецом. Я с ними не спорю. Однако вполне вероятно, что я – фантазер. Да, Путь существует.


Воцарилось молчание. Потом заговорил гость.
– Готов идти с тобой, даже если идти придется долгие годы. Помоги мне пересечь пустыню. Дай хоть издали взглянуть на землю обетованную, даже если ступить на нее не доведется. Но прежде чем стать на Путь, хочу доказательств.
– Когда?
– Прямо сейчас.
Беседа началась на латыни; теперь перешли на немецкий. Юноша поднял розу:
– Все знают, что ты можешь сжечь розу и силой своей магии возродить ее из пепла. Дозволь мне увидеть это чудо воочию. Сотвори его, и я твой.
– Ты так доверчив, – ответил учитель. – А мне не нужна доверчивость, я требую веры.
Ученик упорствовал:
– Именно потому, что я недоверчив, хочу сам увидеть смерть и воскрешение розы.
Парацельс взял у него розу и стал говорить, вертя ее между пальцев.
– Ты так доверчив, – сказал он. – Думаешь, я могу ее уничтожить?
– Это все могут.


– Ошибаешься. Неужели нечто может быть обращено в ничто? Неужели Адам в Раю мог уничтожить хоть один цветок или травинку?
– Мы не в Раю, – упрямился юноша. – Здесь, под луной, все смертно.
Парацельс поднялся.
– Так где же мы по-твоему? Неужели божество может создать что-нибудь, кроме Рая? [2] И разве это не грех – полагать, что мы не в Раю?
– Роза может сгореть.
– Останется огонь в очаге, – ответил Парацельс. – Если бросить розу на угли, ты решишь, что она сгорела, а пепел подлинный. Но я тебе отвечу, что роза вечна и что меняется лишь ее облик. Стоит мне сказать одно лишь слово – и ты снова увидишь ее.
– Одно слово? – удивился ученик. – Но ведь горн потух и перегонные кубы покрыты пылью. Как же ты воскресишь ее?
Парацельс печально взглянул на него:
– Горн потух, и перегонные кубы покрыты пылью. На этом участке моего долгого пути я пользуюсь другими средствами.
– Не смею спрашивать какими, – то ли трусливо, то ли смиренно сказал ученик.
– Я говорю о том, что послужило божеству для создания неба, земли, незримого Рая, где мы обитаем, сокрытого от нас первородным грехом. Я имею в виду Слово, которому учит нас каббала. [3]
Ученик холодно ответил:
– Сжалься, покажи, как исчезает и вновь появляется роза. Не имеет значения, воспользуешься ты перегонным кубом или словом.
Парацельс задумался.
– Если б я и поступил так, ты бы сказал, что это – одна видимость, обман зрения. Чудо не даст тебе веры, которую ищешь, оставь розу в покое.
Юноша глядел все так же недоверчиво. Учитель заговорил громче.
– Кстати, кто ты такой, чтобы входить в дом к учителю и требовать чуда? Что ты совершил, дабы заслужить такой дар?
Ученик затрепетал:
– Я знаю, что не совершил ничего. Во имя тех долгих лет, когда я буду учиться в твоей тени, молю, дозволь увидеть пепел и затем розу. Больше ни о чем не прошу. Своим глазам я поверю.
И вдруг он схватил живую розу, оставленную Парацельсом на подставке, и швырнул в огонь. Цветок обуглился; осталась одна щепоть пепла. Бесконечно долгое мгновение он ждал слов и чуда.
Парацельс лукаво произнес:
– Все медики и аптекари Базилеи твердят, что я – мошенник. Боюсь, они попали в точку. Этот пепел был розой, но розой больше не будет.
Юноше стало стыдно. Парацельс – шарлатан, убогий мечтатель, а он, наглец, ворвался к нему и требует признаться, что вся его знаменитая магия – ложь.
Он опустился на колени.
– Я вел себя непростительно. Мне недоставало веры, которой требует от верующих Господь. Пусть пепел останется пеплом. Я вернусь, когда окрепну, и стану тогда твоим учеником, и в конце Пути увижу розу.
Говорил он с чувством, но то было чувство жалости к старому учителю – такому почтенному, жалкому, знаменитому и в конечном счете такому пустому… Да кто он такой, Иоганн Гризебах [4], чтобы осмелиться кощунственно сорвать маску, под которой пустота?
Оставить Парацельсу деньги значило унизить его подаянием. Уходя, он сгреб их в мошну. Парацельс проводил его до лестницы и сказал, что в этом доме ему всегда будут рады. Оба знали, что больше им друг друга не увидеть.
Парацельс остался один. Но прежде чем загасить лампу и опуститься в усталое кресло, он высыпал в горсть нежный пепел и тихо произнес какое-то слово. Роза воскресла.

Примечания
1 Борхес совмещает две метафоры: философский камень (алхимическая традиция) и Путь Лао-цзы (даосизм)
2 Парафраза из «Воображаемых портретов» Уолтера Пейтера (Paler W. Three major texts. L., 1986. P. 546).
3 Речь идет о тетраграмматоне. Подробнее см. лекцию «Каббала» и комментарий к ней.
4 Гризебах– Борхес использует фамилию немецкого писателя и историка литературы, знатока и комментатора Шопенгауэра (1845 1906); тем самым сюжетная коллизия дополняется критикой филологии (науки вторичной и легковерной) в духе Ницше («Рождение трагедии из духа музыки», 1 – 4).


Картины Джона Уильяма Уотерхауса и  «Медитативная роза» Сальватора Дали



(не комментирую, удивительно, как меняется со временем отношение к литературным произведениям) картинки добавлены просто для красоты)


Tags: роза, розарий, символика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Турецкий "Дар", Гебекли-Тепе и татуировки на подбородке

    Турецкий сериал "Дар" или "Атийе", снятый в стиле "Кода да Винчи" или "Индианы Джонса", но на турецкий манер,…

  • О происхождении колец и их символики. Обручальная татуировка

    История колец, по всей видимости, начинается еще в те времена, когда кольца еще даже и не носили. Раскрашивание и татуирование кожи в древнем мире…

  • Екатерингоф. Драгоценности и судьба

    "Чем мы не римлянки, приносившие на алтарь отечества свои драгоценности!" Менделеева-Блок Петергоф знают все. а Екатерингоф, подаренный…

  • Карельское карсикко

    Карсикко - особым способом обрубаемое или срубаемое хвойное дерево. Традиция, распространенная у финно-угров, - карел, финнов и других народов.…

  • Брошь маркизы де Севинье

    Жиль Л'Эгаре, один из величайших ювелиров века Людовика XIV, создал «noeud à l'Egaré» или «брошь…

  • Кипрский бык

    Древнее изрбражение священного быка на Кипре не редкость, интересно, что изображение верховного божества в древние времена носили также и в виде…

  • Древнеегипетский Бес и танцы воинов

    Кто видел хоть раз боевые танцы маори, конечно, обратил внимание на лица танцоров. Цель танца - напугать противника, воины маори выпучивают глаза и…

  • Золотые серьги-бусины

    Такие серьги из позолоченного стекла были особенно популярны с середины первого века до нашей эры до первого века нашей эры) Позолоченная бусинка…

  • Амазонка из Тывы. Где же бусы?

    Найденный еще в 1988 г. во время археологических раскопок в кургане Сарыг Булун в Тыве подросток-воин оказался, по результатам исследований,…

promo world_jewellery april 6, 2015 01:45 67
Buy for 20 tokens
Гагат в древней Индии почитался священным камнем Великой Матери Мира. Cчиталось, что всякий, кто имеет с собой этот камень - попадает под ее защиту. В разных странах мира, независимо друг от друга, его считали талисманом, защищающим от дурного глаза, колдовства и злых духов. Талисманы из гагата…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments